Bloody Night

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bloody Night » Жилой район » Внутренний дворик.


Внутренний дворик.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Маленькое бетонное пространство земли между высокими многоэтажками где грустно понатыканы клумбочки с чахнущими цветочками, создан даже небольшой газончик и планирующаяся песочница для отпрысков жителей квартир и расположено не менее монументальное строение

2

Удивительная жара. Давит на сознание и теснит мысли.
Данте торопливо одернул край свободной широкой, белоснежной, но порядком помятой рубашки. Спешно натянув на себя что попало, ради святой цели каждого самаритянина – вынести мусор, он не учел что выходить в такую жару с цивильным голубым мусорным пакетиком и в подобном виде как минимум сомнительно. Иногда Данте забавляло поступать вот так, несколько глуповато. И пафосные Кутюрье тоже выносят мусор в полдень в крайне помятом состоянии. Итальянец на мгновение прикинул, что если бы кто-то из его много численных поклонниц увидели бы его сейчас случайно идущего по улице то ни за что не признали бы в нем того самого Данте дель Аморе, с легкими и тонкими пальцами и спокойной улыбкой.
Подобное умозаключение наталкивало на мысль, что, все же, людям свойственно влюбляться совсем не в других людей, а всего лишь в образы, которые они ловят на первых парах.
Я - маленький безобидный кубик льда в ледовитом океане.
Подходя к цивильному, давно знакомому мусорному баку, зрелище которого повергло бы в депрессию каждого второстепенного эколога и не менее второстепенного грин писовца,  поочередно чвякая резиновыми вьетнамками и подтягивая очевидно великоватые домашние джинсы, Данте зевнул, прикрыв рот свободной рукой, и монументально запустил мусорный пакет в огромный, проржавевший старенький бак, с выцветшей надписью уж неизвестно о чем повествовавшей. Собравшись уже покидать столь историческое место Данте достал из кармана влажные салфетки, вытер ею руки и, кинув ее в вышеупомянутый бачок развернулся на пятках, почесал затылок, потер глаза за линзами очков, и собирался уже направляться в сторону дома.

3

Французский квартал, 820 Dumaine st>>>

Выкидывать труп. Чудесное и, откровенно говоря, самое компанейское занятие. Исходя из этих соображений, Феликс все же оставил Джерольда дома. Пусть заодно и за строителями присмотрит, без входной двери оставаться вампиру совершенно не хотелось. Безусловно, денег в карман бригаде легло сверх всякой сметы, но все равно в душе господина Таллента блуждали некоторые сомнения.
Таким образом, в слегка помятом плаще в неизменном цилиндре на голове и тонких перчатках, закрывающих и пальцы, и ладони, и до сих пор мерзко саднящую рану, Феликс преодолел французский квартал и двинулся к жилому массиву. Разумеется, из соображений безопасности. Негоже оставлять труп в непосредственной близости от разрушенного дома. Полицейские были не такими идиотами, чтобы не сложить два и два. Рассудив здраво, вампир двинулся во дворы, ориентируясь на зрительную память. Ему довольно редко приходилось бывать в "жилой" неисторической части города, а потому Таллент изредка останавливался, прикидывая, куда же дальше идти. Была, в прочем, и еще одна причина: огромных, тяжелых черных пакетов с расчлененным охотником было два. По одному в каждую руку, учитывая одну раненую. Не очень приятная ситуация.
Не радовал Феликса и едва просыпающийся голод. Не придавали оптимизма недосып, тупая боль в висках - последствия большого количества выпитого - и ноющая пустота где-то там, где принято у людей обозначать душу. Последнее удручало вампира даже больше, чем его испорченный (безумно дорогой) гардероб. Хотя ценность гардероба состояла отнюдь не в деньгах, а в том, что достать вещи своего размера господин Таллент попросту не мог. Эти безрадостные мысли разбавляла только смутная надежда: американцы в силу своей лени предпочитали не выбрасывать мусор в столь ранний час.
"Видимо, исключительно в противовес педантичным европейцам," - с некоторой долей цинизма отметил про себя Феликс. Его забавляло сравнивать одних и тех же людей, искать придуманные ими же самими различия. Различия, чтобы доказать, что они - другие, меж тем, когда "другие" мирно здоровались с ними, тщательно скрывая свою непохожесть.
И именно это умение, как выяснилось мгновением позже, нужно было продемонстрировать вампиру. Едва он оказался в непосредственной близости от предмета его исканий, в простонародье именуемого мусорным баком, как в глаза ударила яркая белизна ткани. За этой белизной Талленту не сразу удалось разглядеть и человека, чьи очки блеснули лишь секунду спустя от легкого движения головы. На мгновение Феликсу стало смешно: выбрасывать банальный мусор в белоснежной рубашке, подумать только! Но он тут же сообразил, что сам выглядит не менее комично. В прочем, все зависит от того, как себя преподнести. Сделать вид, что он тут "свой", более того, что он активно торопится на работу, вампир мог. С его языка в любой момент готовы были слететь ничуть не лживые слова приветствия своему "соседу". На мгновение в голове Таллента мелькнула тщедушная мысль:
"Вот когда бы пригодился гипноз!.." - но он тут же себя одернул: поступаться своими же принципами Феликс считал делом недостойным. Стандартным взглядом невыспавшегося клерка вампир скользнул по юноше, поочередно закидывая оба мешка в мусорный бак. Напоследок он оставил раненую руку и ни секунды об этом не пожалел: Таллент едва ли не закричал, когда пришлось поднять ношу практически на вытянутой руке. Его зрачки резко сузились, но в следующее мгновение наступило долгожданное освобождение: не отягощенная весом ладонь продолжила свое исцеление гораздо быстрее. Удовлетворенно улыбнувшись самому себе, Феликс обернулся на юношу, делая вид, что улыбка обращена к нему.
Безусловно, бежать, прятаться или заискивать вампир не собрался, но скрывать очевидное тоже не представлялось возможным. С другой стороны, если проявить сейчас всю ту гибкость, на которую он был способен, то можно обратить эту ситуацию в пользу. В крайнем случае, Талленту ничего не стоило убить мальчишку, так что поводов для беспокойства не было. Зато представлялась чудесная возможность поиграть на своих же собственных нервах, отвлечься, попробовать свои силы, в конце концов.
- Доброе утро, надеюсь? - чуть склонив голову, Феликс поприветствовал нечаянного свидетеля.
"Кидаться сейчас в объяснения? Нет. Это будет подозрительно. Спросит - отвечу... Что-нибудь. Я придумаю, что. А нет - так нет. Прочту мысли и сам пойму, умен мальчишка или нет..."

4

Покинуть столь монументальное место утром Данте не позволило банальное любопытство. Только заслышав за спиной ритмичные шаги на подошвах очевидно – туфлей, он тут же развернулся всем корпусом, даже не успев задуматься: а надо это ему в принципе, и сводит ли вообще судьба с роковыми личностями на банальных мусорках? Впрочем, что сделано, то сделано, и вот Данте мог в полной мере воззреть стоящую перед ним фигуру с двумя знакомыми каждому обывателю, огромными мешками мусора из черного, дурно-пахнущего пластмассой полиэтилена.
В первое мгновение итальянец опешил. Над ним возвышался прямо таки Гулливер, если так можно выразиться. Будучи всю свою сознательную жизни достаточно высоким молодым человеком Данте вдруг почувствовал себя совсем маленьким на фоне этого мужчины, что ранее с ним не случалось никогда. Особенно его удивило то, что при наличии высокого роста тот еще и носил цилиндр на голове, который делал его прямо-таки невероятно высоким. В комплексе с чрезмерно худым телом, облаченным в черное, что делало фигуру визуально еще на порядок тоньше, незнакомец прямо таки поражал все видимые и невидимые грани фантазии. Данте не сдержал удивленно-испуганного вздоха. Он вдруг задался вопросом: в каких таких землях рождаются такие невероятные люди, и рождаются ли вообще на нашей грешной земле?  Незнакомец мало походил на обычного самаритянина. Будучи в эту августовскую, остаточную душную жару, когда раскаленные после двух летних месяцев асфальты уже по чуть-чуть остывают, и даже периодически набегает забавные, характерный для сентября, мелкий дождик, облаченным в строгий узкий плащ и черную рубашку с брюками да еще и перчатки, и имея до того бледное лицо, что казалось – перед ним характерный мертвец, незнакомец выглядел как минимум эксцентрично. Кожу его совершенно не характерную для жителей Америки в августовские, последние деньки, не тронул ни намек на загар. Глаза были холодными, и колючими, до того ярко зелеными, что Данте показалось что и расстояния в двадцать шагов он мог бы назвать их цвет.
Странный мужчина с какой-то удивительной грацией, и в тоже время надрывной потугой закинул мешки в мусорку, и взглянул таки на Данте.
У художника по спине прошел холодок. Ему вдруг вспомнилась встреча с Маило в заброшенном здании. Не смотря на то, что только что он умирал от жары, теперь его кожу колол едва заметный холодок. Как будто вокруг незнакомца сгущались холодные потоки ветра.
В силу своей богатой фантазии и некоторой творческой пришибленности все это Данте вполне мог списать на свою впечатлительность. Но какой-то странный, чуть приторный запах начинавшего подгнивать, мяса, вдруг коснулся его чуткого обоняния. Итальянец отступил на шаг и непроизвольно поморщился. В ту же минуту незнакомец обратился ему, спросив что-то безобидное про это утро. Данте уловил фразу лишь краем уха,  стараясь выгнать из души этот удивительный, панический страх, от которого в горле образовывался ком и кожа покрывалась мурашками.
Только сейчас он заметил, что незнакомец выглядит несколько… потрепано. На его черных перчатках очевидно расплывались какие-то смутные багровые пятна, а глаза не источали ни толики радостного приветствия.
Художник чуть прищурился, впрочем, заставить себя полноценно улыбнуться так и не смог, так что обошелся коротким кивком.
- У меня может и доброе, но у вас, как погляжу, оно выжалось не очень.
Только сейчас понял что виду его тут впервые. Значит он не из местных многоэтажен и особняков.

5

"Вот ты и попался, mon cher", - триумфально поздравил разум Феликса. – "Прости, но торта, цветов и поздравлений в программе не предусмотрено, так что обойдемся серебряными прутьями тюремной решетки".
Однако внешне вампир даже бровью не повел. Разум, видимо, решивший, что временный отпуск, вызванный эпизодическим наличием рыжеволосого юноши, окончен, и пора браться за дело. А дело у разума было всегда одно: доставать своего обладателя. В прочем, можно сказать, что здесь правая рука не ведает, что творит левая, ибо "одной рукой" подначивая главу клана, "другой" разум его же и выручал. В чем Таллент и в этот раз не думал сомневаться, а потому лишь улыбнулся чуть шире и неопределенно кивнул, словно задумавшись.
- Да не то, чтобы... Я бы вот как сказал: утро у меня самое, что ни на есть расчудесное, а вот ночь выдалась довольно напряженной. Прямо как в кино! Или еще хуже, в каком-нибудь дурацком сериале. Только приехал в город, случайно попал на открытие клуба, познакомился там с кучей людей, у них же провел остаток ночи... Сам себе не веришь в такой ситуации, так теперь, когда все заслуженно отдыхают, я еще и должен мусор выбросить!.. Ох... Да и на работу идти, - по мере этой непродолжительной ереси лицо Феликса успело выразить и легкое неверие своей мифической, но самой "реальной" удаче, и усталость, и стандартное американское нежелание идти на работу. Словом, все, как у людей. И больше всего вампиру нравилось, что он сам постепенно начинал вживаться в эту роль. А нравилось это ему лишь потому, что можно было не вспоминать о своих реальных проблемах. Разумеется, ни на какую работу ему не было нужно, хотя найти Благородных и надавать им по шеям за безалаберность все же хотелось. Да и ближе к вечеру надо было наведаться на вторую свою работу – вдруг, наконец-то, хозяин попадется. Но пока у Таллента была уйма свободного времени, деньги, потенциальное знакомство или, же потенциальная жертва в зависимости от обстоятельств. Хотя на мгновение его кольнула совесть, не вовремя напомнив слова Джерольда насчет того, что убийствами вампиры могли бы приносить пользу. Каким же сомнительным казалось ему сейчас это заявление! Сейчас, когда он устал, ослаблен, легкая ниточка жажды действует на нервы, а вокруг... Не мир, а кондитерская лавка для маленького ребенка!
Феликс машинально, привычным для себя жестом запустил руку в карман и коснулся пальцами трубки, но тут же сообразил, что курение опиума вряд ли подойдет под его "легенду". То ли дело сплющенная пачка красных Lucky Strike!.. А потому вампир ловко выудил из кармана сигареты и отрывные спички, закурил сам, а затем все с той же с вежливой и в тоже время ненавязчивой улыбкой протянул весь инвентарь своему новому знакомому. Уж что, а прикинуться более-менее добрым и глуповатым "шлангом" Таллент, по своему скромному мнению, умел, хотя насчет глупости проколы все же случались и довольно часто. Но по несчастью, никто не мог указать Феликсу на его ошибки, слишком уж тонкой была эта разница для большинства людей, да и нелюдей.
- Думаю, доброе новоорлеанское утро - уже неплохой повод для того, чтобы ненадолго опоздать на службу, правда, mon cher? - мечтательно произнес Феликс, словно бы воображая, как это "принято", мягкую теплую постель и огромный телевизор на потолке. - К тому же, ради хорошей компании... Если, разумеется, Вы мне ее составите, - резонно добавил он, вновь переведя вопросительный взгляд на светловолосого юношу. Уже привыкнув к цвету рубашки, вампир бессознательно начал вглядываться в детали, немало его позабавившие. Сразу складывалось впечатление, что у мальчишки интересная судьба, а если он еще и окажется достаточно умен, то жизнь его станет еще интереснее и обещает быть довольно долгой. Последнее и было интересно Талленту больше всего. Вся его игра, все его сказки не стоили и ломаного гроша, если бы ему не верили. А обычно ему верили, вне зависимости от пола.
"Камилю, в прочем, верили гораздо охотнее...", - с некоторой долей критичности отметил про себя Феликс и тут же подивился, что из его воспоминаний об этом человеке вдруг исчезла вся горечь, словно ее никогда и не было. Это не могло не напугать, не насторожить, но именно с этой целью вампир сейчас и затеял игру: Таллент вдруг резко изменился и неожиданно потерял себя и сейчас практически тщетно пытался понять, кто же внутри него. Несмотря на то, что личность была ему совершенно не знакома, определенные фрагменты картины все же вырисовывались.

Отредактировано Felix (2009-09-23 15:28:53)

6

Солнце палит. Не совсем сильно, чтобы можно было сказать "Жара", но всё же весьма и весьма ощутимо. Изи хрипло дышит и припадает к земле. Она сделала ошибку - нельзя было подбираться так близко к городу. Но чувство голода - этого единственного её постоянного спутника - заставляет забыть её об остатках инстинкта самосохранения и подбираться всё ближе и ближе к людям. Запахи, запахи... Как же их много вокруг.
Изабелла втягивает носом воздух и морщится. Её собственная вонь служит навязчивым фоном общей картины запахов и мешает вычленить из неё самое главное - этот ни с чем не сравнимый аромат крови. Она так сладко и легко пахнет металлом... "Дождь." - смутная мысль, пролетевшая в её некогда смышленой голове. Нормальное, разумное, создание ни за что бы не догадалось зачем ей дождь. А ведь он нужен вампирше для того, чтобы помыться. Изабелла давно утратила всё, связывающее её с разумным миром. Сознание, внешний облик - всё напоминало о животном. Тупом и вечноголодном животном.
Изи могла бы ещё долго сидеть за старой машиной, но тут её нос уловил желанный аромат... И он был отчётлив настолько, что у неё даже не возникло сомнений по поводу того, что где-то рядом недавно была кровь. "Вдруг ещё есть?" - эта воистину долгая и фундаментальная мысль заставила Изабеллу потерять бдительность и едва ли не на четвереньках ринуться к источнику запаха. Но нет...она же не презренный оборотень и не неразвитое животное (ну, так полагала сама Изабелла. На самом деле она являла собой нечто такое, что оскорбило бы даже самую нижайшую Божью тварь). А раз так, значит надо подняться на ноги.
Кости спины тихо хрустнули, пытаясь выровнять весь скелет. Упершись руками в стену Изи стала потихонечку подбираться к углу дома. И так всё ближе и ближе приближаясь к заветному запаху.
На миг заглянув за угол дома Изабелла увидела нечто прекрасное. Некое создание, заляпанное кровью. По её логике, если кто-то в крови, значит, он ранен и истекает заветной жидкостью, следовательно его можно поймать. Изабелла изогнулась, тихонечко рыкнула, подбадривая себя, и стала ждать удобного момента.

7

К тому моменту, как Феликс произнес свои последние слова, его перестало волновать все происходящее. Первое, что он почувствовал, было нестерпимой смесью запахов: грязи, пота и пропитанной непонятно чем одежды... Разумеется, вампир мог даже различить, какие именно ароматы впитались в одежду, но пот и грязь отбивали у него всякое желание. Отвернувшись от собеседника, Таллент настороженно принюхался, перебарывая брезгливость: что-то смущало его, но уловить, что именно, Феликс не мог. Вместо этого он расстроенно покачал головой, вновь обернувшись к собеседнику:
- Ну что поделать, придется все-таки идти на работу! Так не хочется, просто ужас какой-то. Но обременять Вас тоже неприлично, да и от шефа попадет, - он рассмеялся, а потом тяжело вздохнул, словно перебарывая лень. - Удачи Вам, - вампир вежливо кивнул, доброжелательно улыбнулся на прощание и направился к выходу из дворика. Остановившись за довольно большим фургоном, больше напоминавшим по разрисованным крыльям и пахнущим спиртом надписям автобус "Volkswagen" из недалеких шестидесятых. Хотя размеры этого агрегата были более внушительными: за машиной Таллент, не нагибаясь, мог спокойно спрятаться  и передохнуть. Точнее, сделать вид, что хочет последнего.
Всего в паре метров был поворот, который бы вывел его из этого дворика, возможно, что навсегда, но Феликс сознательно остановился с самым беззаботным и беспечным видом, прислонившись к стене и закрыв глаза, словно от усталости. Мозг его лихорадочно соображал: только приблизившись к источнику запаха, вампир понял, что же его смущало: пахло не только грязью и отбросами, пахло вампиром. Эта мысль настолько удивляла, что невольно Таллент остановился за фургоном, лишь через секунду осмыслив то, что сделал. Рисовать на себе мишень Феликс не привык, более того, он считал вполне достаточным тот факт, что сегодня он уже рискнул своей шкурой. Но найти вампира, который пахнет как бродяжка... Те более, если догадаться о том, кто перед тобой, было проблематично даже для Таллента, что немало его удивило. Естественно, проснулся почти животный интерес, по силе сравнимый лишь с той изощренной любовью, которую он испытывал к каждой своей жертве в момент ее гибели.
"Именно потому, да, именно потому я здесь", - решил он сам для себя. Веки становились тяжелыми - сказывались просыпающийся из-за витавшего вокруг него запаха крови голод и отсутствие полноценного сна. Феликс почти провалился в тяжелый сон, но нежелание остаться беззащитным перед совершенно неожиданным существом когтистыми лапами выцарапало его из теплых рук Морфея. В другой ситуации вампир обиделся бы на себя за подобную осторожность, или даже трусость, но сейчас перед ним вот-вот должен был появиться объект, явно достойный изучения. Который, судя по всему, выжидал чего-то...
"Уж не меня ли?" - удивился Таллент, про себя прикидывая варианты. Если все было именно так, то больше всего его могли удивить мотивы. Знал ли этот бродяжка о том, кто перед ним, и чего же он все-таки хотел? Подобные вопросы один за другим появлялись в голове Феликса быстрее, чем он мог придумать на них хотя бы гипотетический ответ.
Больше всего ему хотелось сейчас оказаться дома. Конечно, мешали бы строители, которые бы требовали к себе постоянного внимания, если не сказать надзора. Но зато вампир смог бы выспаться, смог бы не думать обо всех своих проблемах, ведь именно сейчас - о, как он это ясно ощутил! - эти проблемы начали нарастать. Медленно скатываясь в почти отвесную пропасть, маленькая снежинка становилась огромной махиной в руках Судьбы. Махиной, которая уже через секунду могла бы снести Таллента в преисподнюю. И то, что перед ним сейчас должен показаться еще один не обласканный Судьбой вампир, не добавляло никакого оптимизма.

8

Запах, запах, запах....
В висках застучало, мышцы напряглись, а суставы противно захрустели. Изи, опираясь на стенку, всё ждала момента. Шум, шорохи, голоса - всё пропало, стихло. Мозг вампирши не реагировал даже на такие звуки как шум машин, шелест ветра, тихая музыка из чьего-то окна. Если бы можно было придать происходящему некие возвышенные интонации, то следовало бы сказать что-то в духе: "Она сжалась вся в тугой комок в ожидании момента для нанесения единственного и смертоносного для жертвы удара. Глаза её застила кровавая пелена, а жажда ещё сильнее напомнила о себе, разжигая сухой огонь внутри."
Но всё было банальнее и проще. Когда Изи вновь со свистом втянула воздух, она всё же осознала одну банальную, но сложную для её понимания вещь - источник запаха, этот ангел с несколькими литрами крови внутри, приблизился. От усилившегося запаха Изабелле начало ещё сильнее срывать крышу. Она рванулась вперёд и, с трудом удерживая своё тело в вертикальном положении, из последних сил замахнулась рукой. Нет, не рукой, а отвратительной сухой лапой, увенчанной пятеркой крепких и черных от грязи когтей.
Но...как всегда. О, всемогущий закон подлости ! Судя по всему, именно ты управляешь этим хаотичным миром. Последних сил и размаха руки вампирши не хватило на решающий удар. Когти царапнули какую-то ткань. Из сухого горла Изабеллы вырвался не то рык, не то стон. Спина подломилась и вампирша снова сгорбилась. Вытянув вперед голову и то и дело принюхиваясь, она подняла мутные глаза на живую ( sic ! ) добычу. Легкий ветерок всколыхнул запахи и тут на передний план, оттесняя запах крови и её вонь, выступил иной, совсем иной аромат. Нет, не аромат...что-то неуловимое, смутно знакомое.
Увы, память не подкинула ей услужливую мысль о том, что перед ней вампир. Но, мудрый как сама природа, инстинкт подсказал ей, что жертва не так беспомощна, как хотелось бы. Вампирша хрипло взвизгнула и попятилась, уже вообще не заботясь о том, что её могут засечь.
"Беги, беги, беги !" - засело у неё в голове.

9

Феликс глядел на существо перед ним. Он смотрел и не верил. Не верил, что перед ним вампир. Это бродячее существо неопределенного из-за слоя грязи и паутины морщин пола не могло быть тем, чем так упорно старался быть Таллент. Инстинктивно он отшатнулся. Не так, как пытаются уклониться от удара, а так, как пытаются закрыться от слишком назойливого бомжа, вымогающего мелочь.
Природная брезгливость, снобизм, если угодно, и страх... Страх того, что однажды он может занять ее место. На секунду, как это бывает с людьми, находящимися в состоянии шока, Феликс испытал чувство сродни выходу из собственного тела. Вампир словно увидел себя со стороны - такого, каким бы он был на месте этой бродяжки. Черные спутанные волосы, сгорбленная фигура, не молочно-белая, а серая, мертвая кожа... Только по безумным зеленым глазам Таллент узнал себя в сморщенном старике. Его пробрала дрожь.
Потому Феликс не сразу заметил попытку нападения. Лишь после визга непонятного ему существа вампир ошарашено и невероятно медленно взялся не до конца здоровой рукой за край плаща и оттянул его вверх и в сторону. Таллент перевел взгляд на сквозные дыры - следы когтей бродячего элемента цирка уродов под названием "Современный мир". Он медленно перевел безумные глаза на вонючую кучу тряпья и уткнулся в не менее ненормальный взгляд. Секунду Феликс ощущал даже то, что Земля вращается - асфальт, словно ковер в дурацких мультфильмах, выдергивали из-под ног. Желтоватые выцветшие глаза на подсознательном уровне подсказали ему: телепатия здесь бессильна. Но слова?.. Быть  может, существо успокоится, услышав речь?
Вампир даже не подумал разозлиться или вообще как-то отреагировать на тот факт, что последнее более-менее приличное пальто было испорчено. Он не стал думать и о том, что весь привычный уклад его жизни разрушился всего за несколько часов. Таллент забыл. Обо всем. Даже о том, кто он. Любопытство снова вспыхнуло ярким пламенем, но теперь оно было не праздным: Феликсом движило желание понять, кто это, что это, чем оно живет, кем было и как докатилось до такой жизни. Желание узнать, чтобы не допустить ошибок. И он хотел получить любой ответ. Даже на типично американскую банальность - на вежливость.
- Кто Вы? - конечно, это обращение нельзя было назвать таким уж вежливым, но обратиться с поклонами к тому, кто испортил тебе дорогой предмет туалета... Внезапно в мозгу словно щелкнуло:
"Але, гараж!? Ты стоишь перед бомжом-вампиром, которая, к твоему сведению, испортила тебе пальто и пыталась убить! Ты еще о чем-то собираешься с ней разговаривать? Воображаю! "Здравствуйте, леди! Чудесный денек, не правда ли? Как раз перед тем, как Вы решили меня убить, я созерцал красоту уличного творчества на примере этого фургона... Позвольте узнать Ваше имя? Как, Вы здесь впервые? Не хотите ли чашечку кофе?.." И так далее! Или что, этот рыжеволосый щенок окончательно снес тебе крышу?! Гормончики шалят, в штанах весна, а на остальное пофиг?! Проснись и пой, mon cher, нас обокрали! Тебя хотят убить, так что ноги в руки. А еще лучше - вот этот железный полуотвалившийся бампер старого образца. Прилично весит, между прочим."
Но все равно вампир не двинулся с места. Ему хотелось просто бросить бродяжку и пойти своей дорогой... Еще раз взглянув на нее, Таллент обратил внимание на одну немаловажную для него деталь: грязные, спутанные, но, тем не менее, несомненно, некогда рыжие волосы. Рыжие. Словно Судьба это делает специально...
В неадекватности реакций бродяжки не оставалось сомнений. Да и Феликс уже не был собой в полном смысле этого слова. Здоровой рукой оторвав передний бампер несчастного фургона, вампир размахнулся и саданул бродяжке по голове. Несколько секунд Таллент лицезрел картину падающего, словно мешок с картошкой, грязного тела, потом собрался уйти, но что-то заставило его остаться. Любопытство. Именно оно и заставило Феликса сделать то, о чем он тут же пожалел в силу своей чистоплотности: вампир взвалил на себя груду кожи, костей и тряпья и двинулся в сторону своего дома, искренне надеясь на то, что в субботу в столь тихий час ему никто не встретится.
На самом деле, он честно не предполагал, что будет делать дальше, тем более, что в квартире по его расчетам еще должны были обитать строители. Но любопытство было гораздо важнее, в конце концов, узнать, что перед ним, хотелось и даже очень.

>>> Французский квартал, 820 Dumaine St.

Отредактировано Felix (2009-09-24 16:33:22)


Вы здесь » Bloody Night » Жилой район » Внутренний дворик.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC